В ЭФИРЕ
МУЗЫКАЛЬНОЕ ВЕЩАНИЕ
Главная

«Раз в столетие» — международный театральный фестиваль

8 октября 2018 Фестиваль


  «Раз в столетие» — международный театральный фестиваль в честь юбилея национального театра «Габима»

Столетие — за две недели… Две недели — с 18 октября по 1 ноября 2018 года  — будет продолжаться в Тель-Авиве международный театральный фестиваль, посвященный столетию национального театра «Габима».
Среди приглашенных участников фестиваля: Театр имени Вахтангова с «Балом-Маскарадом» по Лермонтову (режиссер — Римас Туминас) и с «Медеей» Жана Ануя (режиссер — Михаил Цитриняк), чешский театр-балет «Кабаре Веласкеса» (режиссер — Ян Комарек), спектакли из Польши, Франции и, конечно же, спектакль самой «Габимы» — «За оградой» по рассказу Хаима Нахмана Бялика (драматург — Идо Риклин, постановка — Моше Кэптан).

 

«Габима» — это чудо еврейской культуры и для того, чтобы оно случилось, нужно было быть безумным и одержимым» — так говорил Жаботинский. Создание и история национального тетра «Габима» — это отдельная станица истории государства Израиль, связанная не только с театром, но и с ивритом, Россией, русским языком, идишем, репатриацией, закулисными интригами, Евсекцией, Евгением Вахтанговым и многими другими, имена которых хранят легенды и архивы. Название театра «Габима» происходит от слова «абима», амвона в синагоге — это название было придумано одним из соучредителей театра актером Нахумом Цемахом.

  

Театр-студия «Габима» был создан в Москве Менахемом Гнесиным, Нахумом Цемахом и Ханной Ровиной в 1917-м году. Ученик Станиславского — Евгений Вахтангов — стал режиссером и педагогом студии «Габима» еще в самом начале ее существования, поставив в 1918-м году спектакль «Эрев Берешит» — вечер студийных работ. Нахум Цемах, Менахем Гнесин, Ханна Ровина, а также большинство актеров первой «Габимы» не были профессиональными актерами. Свое профессиональное образование они получили уже в «Габиме» на занятиях под руководством Евгения Вахтангова.

Театру «Габима» в период его становления помогали многие люди. Среди них — писатель Максим Горький, певец Федор Шаляпин, председатель Моссовета Каменев, главный раввин Москвы Мазе и многие другие.

В 1926 году театр отправился на зарубежные гастроли — в Ригу, и в Россию, где у театра на иврите будущего не было, труппа уже не вернулась. В 1927-м году, после признания в Европе и США, тогдашняя театральная группа «Габима» оказалась в кризисе, угрожавшем ее существованию. Нахум Цемах и поддерживающие его актеры решили остаться в США и основать новую «Габиму», а другая часть актеров уехала через Берлин в Эрец-Исраэль, где в Тель-Авиве в 1928-м году появляется тот самый театр, который позже, в 1958-м, стал Национальным театром Израиля.

Неудивительно, что Международный театральный фестиваль, посвященный столетию «Габима» откроется спектаклями Театра Вахтангова.

 

Первый из них — «Бал-Маскарад», премьера которого прошла в 2010-м году

 И ненавидим мы, и любим мы случайно,

Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,

И царствует в душе какой-то холод тайный,

Когда огонь кипит в крови.

Поэтическая драма Михаила Лермонтова — беспощадная правда о современниках, жестоком мире, где нравственность ходит по острию ножа.

Но маскарад — это и праздник, чарующая музыка, яркие костюмы, загадочные маски, притягательная стихия веселья, где злословят, шутят, морочат, оставаясь неузнанными — свобода от всех и самого себя.

Маскарад — это театр: характеров, интриг, флирта, жарких признаний и опасных откровений. Шуты, циники, мистификаторы, клоуны, лицедеи, романтические герои проходят чередой «не ведая стыда», защищенные неузнанностью.

Маскарад — это игра с партнером, судьбой, здесь убивают словом, сплетней, чтобы потом, сняв маску, пролить «горькие слезы сострадания».

Какое пленительное и коварное сообщество этот маскарад. Бездумно начатая интрига обрастает подробностями, домыслами и катится, как снежный ком, на жертву и искусителя.

Маскарад — это бег по кругу без остановки, без передышки, его стремительный вихрь затягивает, бравурная радость придает отваги и порой лишает рассудка.

Маскарад — это сон, смысл которого открывается с последним аккордом вальса.
Замысел режиссера Римаса Туминаса преломился в актерских индивидуальностях вахтанговцев. «Маскарад» РимасаТуминаса — шоу клоунов, трагифарс, печальная комедия дель’арте, опрокинутая в наши дни, закружившаяся под звуки вальса Арама Хачатуряна, через десятилетия возвратившегося на вахтанговскую сцену, для которой он и был написан.

 

«Бал-Маскарад»

Постановка — Римас Туминас

Сценография — Адомас Яцовскис

Художник по костюмам — Максим Обрезков

Художник по свету — Майя Шавдатуашвили

Музыка — Фаустас Латенас

В спектакле звучит вальс Арама Хачатуряна

Действующие лица и исполнители:
Арбенин Евгений Александрович — Евгений Князев

Нина, жена его — Мария Волкова/Ольга Немогай

Князь Звездич — Леонид Бичевин

Баронесса Штраль — Лидия Вележева

Казарин Афанасий Павлович — Александр Павлов/Александр Рыщенков

Шприх Адам Петрович — Михаил Васьков / Андрей Зарецкий

Неизвестный — Юрий Шлыков

Слуга, человек Зимы — Виктор Добронравов / Олег Лопухов

Тель-Авив, «Габима», 21 и 22 октября, зал «Ровина», 20:00

 

Второй спектакль театра имени Вахтангова — это «Медея» Жана Ануя в постановке Михаила Цитриняка с Юлией Рутберг в главной роли.

Что побудило театр обратиться к трагедии Ануя? Вот, как отвечают создатели этого спектакля: «Время, наши дни с глобально надвигающейся некоммуникабельностью, разрушающей личность, общество, культуру, политику — с одной стороны, а с другой — попытка не замечать этой проблемы, отсюда непреодолимая тяга к развлечениям, шоу, бездумному веселью. Тревожно, что современный мир не фиксирует историю своей болезни — поднимают голову ксенофобия, расизм, агрессия. На фоне катастрофического падения морали, цинизма, стремления к благополучию, власти денег идет разрушение человека. Быть непохожим, отстоять независимость, не примкнуть к философии «успеха», отринуть соблазнительный постулат «я, как все», побороть философию мещанства и осознать, что безликое равенство гибельно — это удел сильных».

«Медея» Жана Ануя спустилась с котурн Еврипида, она ближе, понятнее нам, ее лексика современна. Диалог героев трагедии как бы движется по спирали, кругами — от прошлого к настоящему и опять к прошлому. Создатели спектакля попытались вычленить смысл из потока слов и событий.

Медея Юлии Рутберг живет не сегодня, а вчера, у нее нет завтра. Ее память неистребимо возвращается к истокам, когда она, дочь царя Колхиды, похитила ради любимого золотое руно. Для Медеи предательство Ясона не только попрание любви, это разрушение ее жизненного пространства, гармонии души.

В их поединке не может быть победителя. В единоборстве столкнулись разные миры, где долг, честь и «здравый смысл» — антагонисты. Смерть — граница их вражды и выбор ее — высшее проявление свободы личности.

В трагедии Жана Ануя столкнулись два Мира — Медея и Ясон, свобода и мещанский стандарт жизни. Медея уходит в небытие вместе с детьми, ибо не может оставить их такому Ясону, благоденствующему в созданном им мире филистерского равнодушия. Она не позволит им оказаться заложниками пошлой философии сытого равенства. Смерть — не поражение Медеи, а ее нравственная победа.

«Медея»

Режиссер-постановщик — Михаил Цитриняк

Художник-постановщик — Мария Рыбасова

Художник по костюмам — Виктория Севрюкова

Художник по свету — Майя Шавдатуашвили

Перевод — Валентин Дмитриев

Композиторы: Борис Кинер и Александр Прокопович
Действующие лица и исполнители:

Медея — Юлия Рутберг

Язон — Григорий Антипенко

Креон — Андрей Зарецкий

Тель-Авив, «Габима», 21 и 22 октября, зал «Мескин», 20:30

 

 Вслед за спектаклями Театра Вахтангова на фестивале будет показан спектакль чешской группы   современного танца и пластического театра  «Кабаре Веласкеса» в постановке режиссера и хореографа (он же сценограф и либреттист) Яна Комарека — красивый, мечтательный, визуальный, физический спектакль с использованием видео, музыки (композитор — канадец Рейнер Вьенс), танца, пантомимы. Современный перформанс на тему классического искусства — зрелище необычное, интеллектуальное, провокационное. Сочетание кабаре и путешествия в историю живописи и эстетики. Образы картин сливаются со сценическими ситуациями. В спектакле участвуют три актера-танцора и музыкант (виола де-гамба).

Ян Комарек так говорит о своей работе: «Для меня отправной точкой для создания спектакля является изображение. Я не использую текстов в этом представлении, составленном из моего  восприятия живописи Диего Веласкеса и настроения его картин. На мое интуитивное понимание накладываются внешность и характер исполнителей. И вот из этой комбинации и создается наша театральная история. Я не ищу ответов, не пытаюсь создать «месседж» для зрителей. Я предлагаю свои «живые картины», общаясь через своего рода язык жестов. На этот раз я выбрал тему кабаре. Хотя то, что мы делаем, это не кабаре как таковое, это лишь некая форма, способ работы, который я выбрал из-за его открытости и из-за некоторой таинственности, из-за его спорадического потока событий. Изображения здесь — это жизненные метафоры, но я не пытаюсь навязывать зрителям свои ассоциации, а просто надеюсь, что каждая метафора будет иметь разное значение для разных людей, и это будет захватывающе».

«Кабаре Веласкеса» — Тель-Авив, «Габима», зал «Мескин», 23 и 24 октября

  

«Бал-Маскарад»

21 и 22 октября, Тель-Авив, «Габима», зал «Ровина», 20:00

 «Медея»

21 и 22 октября, Тель-Авив, «Габима», зал «Мескин», 20:30

 «Кабаре Веласкеса»

23 и 24 октября, Тель-Авив, «Габима», зал «Мескин», 20:00

 

 

Текст подготовила Маша Хинич. Фотографии предоставлены пресс-отделами театров

 

 

 

 

 

 

 


Оставить отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Перейти на страницу